Сайт национальной сборной России по футболу | Добро пожаловать!
«Бескрайние просторы, деревни, города, на всех одна команда - Россия навсегда!»
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ КАЛЕНДАРЬ КОМАНДА ФОТОГРАФИИ МАГАЗИН
- Подписывайтесь на нас -

- Предыдущий матч -
РОССИЯ - БЕЛЬГИЯ
16.11.2019, 20:00
Отбор Евро-2020
- : -

- Предыдущий матч -
КИПР - РОССИЯ
13.10.2019, 19:00
Отбор Евро-2020
0 : 5

- Лига Наций УЕФА -
Команда
И
О
1 Бельгия 6 18
2 Россия 6 15
3 Кипр 6 7
4 Казахстан 6 7
5 Шотландия 6 6
3 С-Марино 6 0

- Рекомендуем -

31 мая 2019

Огромное интервью с Артемом Дзюбой

Артём Дзюба

Нападающий "Зенита" и сборной России Артем Дзюба дал эксклюзивное интервью "СЭ".

– Вы смотрите "Игру престолов"?
– Конечно! И последним сезоном разочарован. Это просто позорище!

– Что не так?
– Когда идет главная драка и Арья Старк побеждает Короля Ночи – это же комедия. То же самое, если я сейчас выйду и, не тренируясь, дам люлей Энтони Джошуа. Или какой-нибудь любитель во дворе обыграет меня в футбол. Или я обыграю Федерера в теннис, или обгоню Фелпса. Это за гранью бреда – когда она из руки перекидывает в руку нож, и Король Ночи такой: "О, а так можно?", а его 12 полководцев даже не поняли, что произошло.

Или битва с ходоками. На вас идут мертвые, великаны – ну как можно отправить конницу без поддержки пехоты просто в темноту? Идиотизм.

– Почему это все так популярно?
– Всем зашло то, что сериал очень необычный. Красочный, интересные диалоги. Сам мир построен так, что ни за кого не держатся – любого могут убить в любой момент. Начинается с того, что все думают: ага, Эддард Старк – главный персонаж. Бац, его убили! Все переворачивается – сегодня ты был подонком, завтра уже за добро, и наоборот. Тот же Джейме Ланнистер – самая конченая гнида, цареубийца, подонок, ублюдок, его ненавидят все Семь королевств. А в итоге меняется, становится хорошим, за него начинаешь переживать, расстраиваться. Это круто.

Этот сериал не номер один в моем топе. Мне нравится эта тематика, когда сражаются на мечах – это более благородно. Это сейчас любой может со спины выстрелить, а раньше если ты оскорбил кого-то, он может вызвать тебя на дуэль – пойдем решим вопрос. И разговор заканчивается моментально, все болтуны и балаболы исчезают. В то время как ты – или сильный, или умный. Даже если ты коварный – ты знаешь, где открыть свой рот, а где не нужно этого делать. В нашем мире любой ботаник в интернете может оскорблять, кого хочет, и за это ему ничего не будет. Поэтому такой мир, как в "Игре престолов", "Ведьмаке" или "Викингах" мне нравится.

– Кто вы из персонажей сериала?
– Сноу, бастард, про которого потом узнают, что он племянник Дейенерис Таргариен. Он мне с самого начала нравился: был не до конца признан – и я часто так о себе думал. И даже сейчас – зимой возобновился сезон, январь-февраль-март, ты перестраиваешься, и мало кто видит, какую ты проделываешь работу, тебя все равно оскорбляют, мол сдулся, не хватает мотивации... Так же и Сноу – его выкидывают отовсюду, он везде выживает и возвращается тем, кто он есть. Поэтому я и кричал, что я – Король Севера (смеется).

– Ваш топ-3 сериалов.
– Надо брать по направлениям. Есть культовые – например, "Друзья". Что бы ни происходило, "Друзья" для меня номер один. Всегда. Еще я восхищался "Доктором Хаусом", смотрел взахлеб все сезоны. Сейчас смотрю "Хороший доктор" – тоже нравится.

Если брать ту тематику, то "Викинги" для меня стоят намного выше "Игры престолов". Это действительно крутой сериал. Кстати! Сериал "Спартак" – я его три раза смотрел, всех подсадил на него. Очень люблю.

– В команде смотрят сериалы?
– Да, многие. Но мы больше дискутируем по поводу фильмов. Вот вышла "Зеленая книга" – я восхищался, три раза в кино смотрел, наслаждался. А Юре Жиркову, например, не понравилась. Я неделю визжал ему каждый день – ну как, как?! Он второй раз пошел, и никак – мертвый, говорит. Но сама история для меня – красивая, крутая, живая.

Я с возрастом, видимо, становлюсь сентиментальным – нравится проживать историю, углубляться в нее. Так и с фильмами, и с книгами. Прочитал недавно "Шантарам" и его продолжение – я не поклонник Индии, но меня роман очень впечатлил.

– Из русских сериалов какой самый лучший?
– Хмм, "Сваты". Это один из немногих сериалов, которые я смотрел взахлеб, прямо ждал. Очень люблю Федора Добронравова и всегда через общих знакомых – например, через Леонида Викторовича Слуцкого – передаю ему привет. Он, к моему удивлению, знает, кто я такой – это прикольно.

– Патриотическое кино? "Т-34", например?
– Когда выходят такие фильмы, я всегда жду обзор BadComedian (популярный кинокритик на YouTube. – Прим. "СЭ"). Я его обожаю, считаю, что в 99% случаев он полностью прав. При всем моем уважении к Дане Козловскому и другим талантливым актерам, но половина из того, что снимают у нас – это безобразие. BadComedian ведь не делает свои обзоры, чтобы кого-то оскорбить, он просто бьет фактами. Как в КВН было – Федор Бондарчук говорит: "Снимаю шляпу", а ему отвечают: "Мы знаем, что вы снимаете, Федор".

Я с уважением отношусь к любой профессии, но русские фильмы не могу смотреть – жду обзора. С удовольствием бы познакомился как-нибудь с BadComedian, у нас есть общие знакомые, которые предлагали как-нибудь увидеться, пообщаться. Очень хочу – он крутой.

– Из русского кино совсем ничего не заходит?
– Как-то смотрел "Коловрат" и "Ермак" – такие исторические фильмы по душе.

– А "Движение вверх", "Легенда №17"?
– Когда смотришь их в кинотеатре, на то, как это снято, и не понимаешь еще всех нюансов, конечно, захватывает. А потом углубляешься, смотришь обзор, читаешь отзывы родственников – и что получается, у нас баскетбольная сборная СССР была составлена из слепых и кривых? Один игрок, якобы, был при смерти – хотя это не так.

Фильм про Харламова мне понравился, хотя, как говорили, там тоже много недостоверностей. Но подача крутая – про мужество и преодоление себя. Таких легендарных людей нужно воспевать и на таких историях воспитывать.

– Можете представить, что про вашу историю снимут фильм?
– Трудно сказать. Мне много знакомых говорило об этом, но я бы сделал это, когда буду стареньким.

– Кто в роли Дзюбы?
– Или Епифанцев – он здоровый малый, или Яглыч. Фактурные, мощные ребята.

– Как это кино будет называться?
– "Путь воина", что-нибудь такое. "Несломленный" уже было... Сложно! Это не мне придумывать. Мы как-то сидели с друзьями, мимо проходила бабушка – меня вообще много женщин стало узнавать, – и сказала: "Милок, ты же понимаешь, что пишешь определенную историю, свою – для детей, которые полюбили футбол и начали им заниматься. Ты этого не осознаешь и не понимаешь, но эта история по-своему когда-нибудь будет великой".

Я не скрываю и считаю, что это так – я не такой как все. Не лучше и не хуже других. Было много талантливее ребят, а мой козырь всегда был характер – и за это большое спасибо отцу. Так было всегда – буду падать, лежать, но все равно карабкаться, ползти наверх. Как бы мне ни предлагали – вот здесь можно подняться по лесенке, а вот здесь пройти по ковровой дорожке, надо только быть для кого-то угодным, для кого-то удобным, – никогда не выбирал этот путь. Благодарен судьбе и Богу за то, что стал самим собой. Не пытаюсь кому-то нравиться, иногда бываю импульсивным, неприятным, прекрасно это знаю, но в глубине души я добрый. А колючий потому, что все, что требую от себя, требую и от других. Такая натура.

– Что, кроме BadComedian, смотрите на YouTube?
– Разные обзоры – НХЛ, НБА, футбольные. Люблю Дмитрия Бэйла, который игры проходит. У меня нет времени столько играть, дети не дают, а ведь хочется. Единственные две игры – "Ведьмак", которого целиком прошел, и Kingdom Come: Deliverance – в Туле с другом в нее постоянно рубился, он отвечал за админресурсы и экипировку, чтобы мы были сыты, а я – за сражения, драки и миссии, где надо было кого-то спасать. А этот Бэйл, он все новинки берет, рассказывает о них и проходит. И я вместе с ним – на выездах или сборах смотрю.

– А с детьми?
– Мультики и все, что связано со "Мстителями". Они у меня в этом плане помешанные, на меня похожи. Младший – Черная пантера, повторяет все его фразы коронные. У нас дома огромная армия игрушек 15-сантиметровых всех героев, штук 300 или 400, разделены на две коробки – плохие и хорошие. Мы выставляем их, и начинается драка. Я с ними всегда – видимо, не доиграл в детстве.

– Младший сын, наверное, пока не понимает, кем стал его отец для футбольной России. А старший?
– Тоже не до конца, думаю. Он сейчас занимается футболом, а я мало к нему хожу, потому что если загляну на тренировку, занятие может даже остановиться – там дети, родители, пока всем уделишь внимание, сфотографируешься. Сразу начинаются приемчики разные, празднование голов с жестом Дзюбы, мне это нравится.

– А ваши дети как празднуют голы?
– По-разному. Младший – или как я, или как Дибала, палец к лицу прикладывает. Еще как Роналду. Иногда они говорят: сегодня мы за "Ливерпуль", тогда один – Салах, второй – Мане. Если сын в воротах, он – Алиссон. Мы часто играем во дворе, там баталии на несколько часов – и чемпионат России, и Лига чемпионов с чемпионатом мира, весь двор собирается, рубимся. Дома тоже постоянно – и футбол, и хоккей.

– Вы смотрите плей-офф НХЛ. Удивлены таким финалом?
– Я вообще в шоке! Удивлен не только концовкой плей-офф, а всем, что творится в НХЛ. Это немыслимо, ничего не угадать – и это самое прекрасное. Так бывает только на чемпионате мира по футболу – приезжают 32 сборные, 25 из них могут друг друга победить. Когда Япония вела у Бельгии 2:0, все были шокированы, но никто не говорил, что это невозможно. Сыграй японцы грамотнее, спокойно бы прошли дальше.

НХЛ – непредсказуемость. Все лидеры вылетели – "Тампа-Бэй", которая выносила всех в регулярке, или "Калгари". От "Каролины" вообще не ожидал, что она столько продержится.

– Представим, что вы на месте Овечкина, и русский парень говорит: хочешь подраться – давай. Вломили бы ему?
– Да. Это же эмоции. Я иногда жалею, что в футболе такого нет. Многие позволяют себе разговоры на поле, провоцируют, могут локтем двинуть или наступить. А если бы люди знали, что за это можно ответить, тебе могут начистить – столько грязи не было бы.

– Последний момент, когда вы сдержались – эпизод с Бекао в матче с ЦСКА.
– Мне кое-кто, один мудрый человек, подсказал – не накосячь в последних турах. Поэтому я себя и сдержал. Не люблю, когда так мяч бросают, но надо отдать должное Бекао – он проявил эмоцию, но в целом играл не подло и не грязно. Дальше шла только борьба.

– Провокатор номер один в русском футболе?
– Сейчас уже нет такого. Был Вернблум, его ненавидели практически все, а мне он нравился. Да, жесткий, да, мог ради своей команды иногда какую-то грязь сделать.

– Хотели бы с ним в одной команде сыграть?
– Да, мне нравятся такие футболисты – у него есть дух победителя, он боец. Я считаю, должны быть, конечно, какие-то грани на футбольном поле, но, если ты по-хорошему злой – это нормально.

Для меня футбол это Колизей – мы выходим туда сражаться и побеждать. Чтобы обыграть кого-то на классе, ты сначала должен не уступить ему ни сантиметра борьбы – перебегать, задавить. Только после этого начинается футбол.

– В игре с ЦСКА вы постоянно о чем-то говорили с Акинфеевым.
– История с чемпионатом мира очень сплотила команду. Мы были на передовой, для нас это была серьезная война – мы в вакууме, а все против нас, откровенно говоря. Было много злости, почему я и выступил тогда перед стартом, меня это сильно разозлило. Не все могли справиться с таким большим давлением. Вот если бы мы проиграли, как после чемпионата Европы, когда злость и грубость были отчасти справедливы – мы провалились, нас вынес Уэльс, – к этому я был готов, сам 10 дней в себя приходил.

А когда еще ничего не началось, но тебя уже гнобят и не верят – это непонятно. Я всегда болею за сборные России во всех видах спорта. Да, если проиграют 0:10, могу сказать: "Ну, клоуны" – как и любой человек. Но до соревнований ты должен болеть и переживать, а не травить.

– Раньше вам всегда приходилось кому-то что-то доказывать, в этот сезон вы вошли человеком, которого любят все. Что тогда стало мотивацией?
– Да я кайфую от этого сейчас, 30 лет к этому стремился, чтобы футболистов любили. Стыдно за эмоции после Хорватии, а с другой стороны понимаю, что, возможно, после них ко мне и повернулась та аудитория, которой не до конца нравится футбол. Мне всю жизнь хотелось, чтобы нас любили, уважали наш труд.

– Стыдно за слезы во время интервью?
– Я не плакал! Это официальная версия. Я был очень зол тогда и в довольно резкой форме отказал в разговоре после матча. Ушел с Кудряшовым на допинг, пробыл там около часа. Иду обратно и решил для себя, что все – проехали, отпустило. Меня снова зовут, я подхожу к камерам, чтобы ответить, как и обещал, сначала говорю спокойно, а потом раз и поплыл. И даже сейчас вот расстроился. Для меня обидное очень поражение было – мы могли пройти хорватов, англичан бы точно победили в полуфинале.

– Вы стали лучшим и по оценкам "СЭ", и по опросу футболистов лиги. Кого сами считаете лучшим и почему?
– Я за то, что начинать всегда надо с чемпиона. Себя мне некорректно называть, но очень горжусь своим вкладом в это чемпионство. Ракицкий, Барриос и Азмун – три крутых игрока, которые очень сильно помогли, но не могу назвать их, потому что они не были с нами с самого начала пути. Так что назову Ивановича, Лунева – потому что в какой-то момент, когда мы начали провисать, на определенных ребятах держалось все, этот костяк и спас нас. И еще Дриусси. Может, и неправильно называть всех из своей команды, потому что есть много очень хороших футболистов в других клубах, но я объясню.

Иванович держал уровень и нашу оборону. Нету крутой, с ним защита была в порядке, и он был бы в моем списке, если бы играл все время – но зимой появился Ракицкий. А Иванович – основополагающий столп нашей обороны. Менялись другие защитники, а он оставался, бился, провел только одну неважную встречу за весь чемпионат, на выезде с ЦСКА. Во всех остальных матчах ни один соперник его не переборол, не перебегал, никто не смял.

Лунев очень часто нас выручал и спасал. Это было незаметно для многих, потому что мы побеждали, но вот встреча с "Динамо", выход один на один – забей Черных, все бы сложилось иначе. И таких матчей было много. Это качественный и крутой вратарь, в нужный момент он тащит. По нему не скажешь, если он нервничает. Это хорошо – мне всегда говорили: "Даже если ты срешь, это надо делать уверенно". Он чем-то похож по ментальности на Акинфеева – они умеют прятать свои эмоции.

Дриусси для меня так преображался по ходу чемпионата – выходил справа, в нападении, под нападающим, слева. Проделал колоссальный объем работы, профессионально и не по годам мудро отнесся ко всем этим сменам позиции.

Таких в команде было двое – он и я, кому нужно было свои амбиции, все свое "я" засунуть в одно место. И мы даже как-то раз об этом говорили – высказал ему свои комплименты, старался его поддерживать. Были моменты, когда я злился, почему не получается забивать, отдавать, случалось, расстраивался Себа. Мою серию обсуждали вовсю, а Дриусси это миновало, чему я рад. Когда он забил, было видно, как прямо стряхивал все с себя. Восхищен его работой на команду, говорил Себе: "Давай будем это терпеть, дорогой, у нас есть цель".

– Прошлый год вы доигрывали на ободах. Как прошли сборы? По турниру в Катаре казалось, что чемпионом будет кто угодно, только не "Зенит".
– Нам не нравилось то, что происходило, это понятно, но в итоге мы прекрасно понимали, что у нас другие задачи. Изумляло, как праздновал свой кубок "Спартак". Такое ощущение, будто реально что-то выиграли – было немного смешно. Выйти на пик формы в феврале – это удивительно. И ненормально – как люди бежали и неслись в это время года. Мы вкатывались, процентов на 30, для нас это подготовительный турнир, никаких целей не преследовали. А судя по тому, как спартаковцы трясли и поднимали-целовали кубок, для них это чуть ли не главный титул. Что странно.

– А вам было все равно?
– Да.

– Вы лукавите – вы не выглядели довольным по ходу матчей.
– Уступать тому же "Спартаку" не хочется. Но не было такого – а, да хоть 10 пусть забьют, конечно, нет. Конкретно в момент поражения мы злились, ругались между собой, возникали склоки. Это даже хорошо – ненормально, когда все ходят, друг друга в щеки чмокают. Все эти вещи нас учили – ага, сейчас мы потерпели поражение, а к чему стремимся? Чего хотим? "Спартак" указал на наши слабые места, значит, надо еще лучше тренироваться. Проигрывать "Спартаку" не хочется, даже если мы во дворе выйдем – все равно будем стремиться победить. Мы не сливали матч – нам хотелось добиться успеха, но наши с соперником функциональные состояния оказались разными. Мы приехали на первый сбор, а у москвичей уже шел второй – видно было по движению. Но цели взять трофей у нас не стояло, уж извините – мы называем это "ПьянКап". При всем уважении.

– "ПьянКап" – это запомнится многим. Вы же были в "Спартаке", когда команда выиграла Копа дель Соль?
– По-моему, да.

– Тогда к этому тоже так относились? Наступила эйфория?
– Да нет, не было ее. Наоборот, все смеялись, дурачились, что трофеи поперли. Мы и с "Зенитом" тоже какой-то турнир при Боаше выигрывали – смех один. Там кубок огромный, меня еще подкалывали – мол, твой первый трофей. А я говорил – вы чего, это уже второй, у меня еще Копа дель Соль есть! Хотя к тому моменту я уже и Кубок России с "Ростовом" брал, и Суперкубок с "Зенитом".

– История с переходом Паредеса нервировала команду?
– Нет, все спокойно. Всем было прекрасно понятно, что он хочет туда уйти, вопрос только в том, когда договорятся. На нем это никак не сказывалось. Паредес сам по себе такой – не любит обороняться, дорабатывать, компенсируя это талантом. Среди аргентинцев был вожаком, теперь им стал Дриусси, как мне кажется.

– Вас сильно грузили на зимних сборах?
– Мы притирались, не до конца понимали, то делаем или нет. У многих возникали вопросы к итальянским тренерам по физподготовке – мол, при Манчини вообще развалились, и что сейчас, то же самое? Что мы опять делаем не в тему? Снова так же встанем в сезоне? Но время показало, что нет.

Мы, игроки, можем, конечно, высказать свое мнение, но все равно в итоге будем делать то, что нам говорят. Никто ведь не скажет – вот это я не побегу. Это непрофессионально. Я в свое время набегался, хотя не понимал, зачем это нужно, и это не приносило результата. Определенный функционал ты закладываешь, но многое набирается через матчи, когда ты с мячом – этого не заменит ничто. Как бы ты ни был готов физически, игра это другое, там рваный ритм, ты раз дернулся, другой – и задышал. В это нужно вкатиться, а таким рослым ребятам, как я, требуется еще больше времени. Но в этом и кайф для меня – ждал этот вызов, хотел стать чемпионом.

Собирался показать, что это обманчивое утверждение – что мне, мол, нужно кому-то что-то доказывать. С чего вдруг? У меня что, не было сезона в "Спартаке", когда мы второе место заняли при Карпине и у меня получился чуть ли не лучший период – 13 забил, 12 отдал. Это все забывают. Я провел приличный сезон с Боашем – 6 голов в шести матчах группового этапа Лиги чемпионов, 15 в сезоне, в сборной забивал. Никто об этом не помнит. А что доказывать? Когда меня в Томск списали, то вообще практически похоронили – все, товарищ, ты закончил.

Нет такого – был в порядке вчера. А сегодня что? Миодраг Божович любит повторять: "Это как в сексе – ты не можешь один день быть в порядке, а на следующий, придя к жене, сказать – что-то я сегодня не очень. Но зато вчера – ого-го!" Нет, ты должен каждый день быть в порядке.

– Расскажите о жене. Она человек не публичный, Инстаграм не ведет.
– Супруга кричит, что я сильно ревнив! Но на самом деле нет, мы так смеемся просто. В моем понимании семья и любовь требуют тишины. Это мой мир, любая фотография с женой и детьми мне дается с трудом. А для чего? Я Инстаграм завел только потому, что меня просили спонсоры и клуб – надо, надо, много юных, людей, которые смотрят футбол, им интересно. И как-то пошло. А после чемпионата мира мне даже самому интересно стало – растет число подписчиков, аудитория уже обязывает что-то выкладывать, нужно соответствовать.

А жена – то, что она красивая, мы с детьми и так знаем. Любим ее, она для нас номер один, эпицентр всего. Для меня важно, какой она была и есть, какая мама, не то, как кто-то ею восхищается, а то, как мы это делаем.

– Супруги футболистов активны в соцсетях – показывают свою жизнь, наряды, еще что-нибудь.
– Для меня это ужас. А когда жены начинают еще что-то комментировать, рассказывать – это неприемлемо, моя половина это понимает. Когда пытаются как-то себя показать, проявить – вот, я тут, там, в этих журналах. Слушай, мы все прекрасно понимаем, почему ты в этих журналах, почему вообще интересна кому-то – благодаря мужу, прежде всего, а не потому, что такая классная. Ну это же так?

– В чем Кристина умнее вас?
– В том, что более сдержана, чувствует меня, знает, как вести себя в разных ситуациях, умеет подобрать правильные слова. Мне это нравится. Она – замечательная мама. И вкусно готовит!

– Что именно?
– Да все! Прошла курсы подготовки у моей мамы. Я люблю много есть, но в еде привередлив, и у нее была настоящая школа жизни с мамой, они притирались друг к другу, молнии летали.

– По футболу подсказывает что-то?
– Нет, никогда. И это тоже ее женская мудрость – она в этом ничего не понимает, как может что-то сказать?

– Начало года вышло непростым: "Фенербахче", битва с "Вильярреалом". Что там было не так? Почему не прошли дальше? Новый президент "Зенита" Александр Медведев говорил, что цель – финал Лиги Европы. Вы разочарованы?
– Отчасти да, отчасти нет. Откровенно говоря, мы обсуждали между собой, внутри команды, и задача номер один у нас была чемпионат, боялись упустить золото. Одно дело – дойти до финала и там уступить. Понимали, что есть "Челси", "Арсенал", "Наполи" – давайте будем откровенными, мы не выиграли бы Лигу Европы. Наверное. А вот если профукать золото, это будет вообще шоу. Ведь, во-первых, это долгожданное для всех чемпионство! Во-вторых – Лига чемпионов напрямую из первой корзины. И рисковать этим? Откровенно говоря, в уме мы, наверное, держали все это. Руководство говорило правду, и тренерский штаб настраивал, и не было такого, что – ай, сейчас сдадим. Но когда проиграли первый матч "Вильярреалу", то многие лидеры, думаю, решили себя поберечь. Подумали, получится – супер, а нет так нет. В голове сидело то, что нужно любой ценой взять чемпионат. Мы никому не хотели проигрывать, но "Вильярреал" посадил нас на такой контроль.

– Вас легко прошла команда, которая стояла в Испании на вылет. Казалось, в технической оснащенности – пропасть.
– Нет, просто они действительно здорово сыграли против нас, плюс мы допустили такие оплошности и сами растратили кучу моментов. Первый наш пропущенный гол со стандарта – ошибка моя и Азмуна. Мы уступаем в верховой борьбе, скидка, и у меня на уровне подсознания, что наши выиграют, и в контратаку побежим. Ну и я рванул уже вперед – глупо, меня тот момент научил, я с тех пор все время оставался на месте. Получается, убежал в контру, Азмун, почему-то, в ворота, и "наш" игрок – Иборра – просто стоит, "О, спасибо, ребят", и забивает в пустые. Глупый гол. И потом они нас посадили на контроль.

Опять же, заблуждение всех – мол, "Вильярреал" идет на 16-м месте. И что? У него состав дороже нашего, там качественные футболисты. Как они сыграли с "Барселоной"? 4:4 – и "Барса" тогда еще не была чемпионом, она приехала туда и отскочила, горела 2:4. Это суперкачественная команда, они и в Испании по подбору людей пятые-шестые. Как и "Фенербахче", который все трупом называли – у него состав сумасшедший! "Галатасарай", "Истанбул", "Бешикташ" и "Фенер" – я не знаю, у кого набор людей лучше. Да, дела у них шли не очень, но так бывает.

– В той встрече Шкртел играл персонально по вам? Был же еще второй центральный защитник, маленький.
– Да, злой такой. Я и с одним играл, и с другим – там ведь по ситуации действуешь, не можешь подойти к кому-то одному и с ним рядом стоять. Шкртел здоровый, у него свои козыри, с ним надо так действовать, с маленьким и юрким по-другому.

Но вообще нам тогда пришлось тяжело, потому что судья нас уничтожал. Француз, по-моему. Безобразно работал, любой фол свистел. Был момент, когда я пробрасываю себе на ход – над этим потом вся Турция смеялась, мне видео присылали, – бодаюсь с защитником, он уже на мне повис, я его в сторону отодвигаю – свисток, фол. Часто, когда играешь в Европе, русских немного щемят. Есть законодатели, гранды, к которым относятся нормально, а нас нет-нет – да поддушивают.

– Вас бесило, когда говорили, что "Зенит" выглядит примитивно, а вся тактика – попади в Дзюбу? Так ведь продолжалось полгода.
– Не то, чтобы мы так играли, просто когда тяжело и нас поджимают, то почему бы не использовать такой козырь – выбить на меня, я постараюсь зацепиться, сброситься, и мы за счет этого выйдем в атаку.

Раздражает, когда все постоянно меняется. Пришел Заболотный – сначала все кричали, что он ничуть не хуже Дзюбы и даже лучше. Потом все наоборот. Это банда флюгеров, их огромное количество. Вы смотрите футбол, пожалуйста, внимательно – у нас полстраны не разбирается в нем. Мы идем на первом месте, а все обсуждают тактику "бей вперед на Дзюбу". Да кому какая разница, если мы лидируем? Пусть так. Появились у нас ребята, мы смогли перестроиться: Ракицкий с великолепным первым пасом, раздает диагонали, Барриос выгрызает все в центре, цементирует, Азмун врывается за спину хорошо.

Да и я не только в воздухе могу играть, но и низом, это все знают. Про меня говорят – да он деревянный! Всему футбольному миру известно – у меня изначально школа спартаковская, такой практически ни у кого нет. В технике никому не уступлю. Все говорят, я супермедленный. Это ложь, но не буду же каждому доказывать. У нас есть тесты в команде и сборной, из 25 футболистов я всегда бегу 10-й или 11-й. Я не тихоход – для своего роста и веса вообще очень хорошо двигаюсь.

– Нас поразило, когда на Кубке в Катаре вы тепло пообщались с Леонидом Федуном. Казалось, после фразы "За копейку мать родную удавит", вы, мягко говоря, не друзья.
– Да, пообщались, но не могу сказать, что у нас близкие отношения. Во-первых, я не злопамятный. Эти слова на его совести – думаю, он и сам уже не раз пожалел о них. Это была его инициатива – подойти и поговорить. Я бы сам не стал бы – не потому, что гордый или еще что-то, просто где я и где Федун? Я же не могу сказать – Леонид Арнольдыч, здрасьте! Может, он вообще не помнит меня?

Ну сказал и сказал однажды – я знаю, что это не так, и он это знает. Я ему за многое благодарен, мне известно, что спустя какое-то время до него дошла информация, что определенные люди – от Асхабадзе до Челоянца, что тут скрывать – делали все, чтобы мы разошлись, люто не хотели, чтобы я был в "Спартаке". Почему? Это вопрос к ним. Про Челоянца понимаю – он хотел Мовсисяна любыми способами продлить. Была ситуация – Леонид Арнольдович сказал мне: "Жди меня в Марбелье, ни с кем ничего не подписывай, хочу с тобой лично поговорить". Дал ему слово, ждал его до последнего, а ему в это время лили в уши, что я с кем-то уже о чем-то договорился. И вот руководство приезжает, думаю, наконец-то, а Мовсисян мне говорит: "Дзюба, это он не к тебе едет, а ко мне – переподписывать". То, что Челоянц продавливал. Вот и все.

Мы тренировались тогда, я по тестам в тройке лучших закончил, ко мне подошел Юхан Гераскин: "Можно пожать тебе руку? Я восхищен тем, как ты продолжаешь заниматься несмотря ни на что". Я ему – в смысле? А как не продолжу? Я профессионал, буду убиваться здесь каждую оставшуюся минуту. И если ухожу, то что мне – быть разобранным и мертвым, с пузом? Уже тогда для меня было много звоночков.

А потом идет игра, тайм один состав, тайм – другой. Я выхожу во втором, а через 10 минут меня меняют. Но все понял еще до игры, когда руководство во главе с Федуном со всеми поздоровалось, а со мной нет. Мне даже руку не пожали – хорошо, что не протянул, так и стоял бы с ней. Просто мимо прошли. Я подумал – неприятно. А потом вышел на поле, хорошо начал, чувствовал, что получается – и раз, вместо меня выпускают Ананидзе. Мы с ним дружим, спрашиваю – что такое? Он мне – не знаю, я вообще не планировался, но сказали, меняй этого, Дзюбу. Ни с того ни с сего. Видимо, была дана команда. Я сразу позвонил и сказал – все, "Зенит". Мне начали говорить – подожди, может, подумать. Нет, отвечаю, никаких "подумать". Это была последняя капля моего унижения – такая обида разгорелась, и понял, что с этих пор матчи со "Спартаком" для меня будут особенными.

Нет ненависти к клубу, совсем. Я вообще люблю "Спартак" – это мой родной дом, который многое дал мне. Горжусь тем, что его воспитанник – по юношам выиграл там все, для меня было честью, что меня признали лучшим игроком выпуска 88-го года рождения, а наш выпуск – лучшим в истории школы. Но не со мной последним и не со мной первым так поступили и повели себя – вот и все. Надеюсь, со временем там перестанут так относиться к своим.

В этом плане очень уважаю ЦСКА. Знаю много историй, как Бабаев и Гинер не давали никому в обиду Акинфеева и Березуцких. Люди пытались на них наехать, и им сразу объясняли – ребята, эти люди здесь столько-то лет, не смейте и не вздумайте. Вот это уровень, показатель уважения к своим воспитанникам, костяку, который долгое время поэтому все и выигрывал.

Так что с Федуном мы просто перекинулись парой фраз. Он, кажется, попросил много не забивать, а я отшутился.

– Можете представить, что когда-нибудь вернетесь в "Спартак"?
– Игроком – точно нет. По моим ощущениям – с такой комплекцией и стилем игры еще спокойно смогу выступать четыре-пять лет, если травм не будет. Но точно не стану мучить футбол и себя – как только перестану соответствовать определенному уровню, закончу карьеру.

– То есть, условный "Долгопрудный" или "Арарат" – не вариант?
– Никогда. Зачем? Это уже мучение. Со временем хочу стать тренером, вижу себя в этой роли. Не знаю, как это пойдет, нужна удача, но чувствую, что смогу объединить команду и найти нужные слова. Это моя история.

– Вы уже получаете тренерское образование?
– Через год будут набирать группу, и я как раз хочу в нее войти. Лексаков держит меня на карандаше, я ему сказал, что планирую.

– И вы хотите играть в атакующий футбол?
– Да, но иногда нужно подстраиваться под соперника. Моя философия будет построена, как у Клоппа, на отношениях с игроками. Для меня это основополагающий момент. Ребята должны быть уверены во мне, а я – в том, что они станут убиваться за меня.

– Для вас удивительно, как "Спартак" за два года прошел путь от сумасшедшего триумфа до полного разлада?
– Мне кажется, это похоже на "Спартак". Там своя определенная история. Мне трудно представить, как так убирают Карреру, который привел клуб к первому за 16 лет чемпионству, и меняют на неизвестно кого. Да, кому-то итальянец нравится, кому-то нет, я не говорю, хороший он или плохой, но человек сделал команду чемпионом – и вы убираете его и ставите Рианчо? Мне это непонятно.

– Вам нравится Каррера?
– Я много знаю, как все есть, но в целом – да. При всех плюсах и минусах нравится. Человек никогда не жаловался и не ныл, не обвинял футболистов – всегда проигрывал он. Его открытость, эмоции после побед – у него была харизма, аура вокруг него, мог зарядить коллектив своей энергетикой. Это круто – тот скилл, который позволил ему стать чемпионом России. Почему нет?

– Вы никогда не высказывались о Глушакове. Неприятен этот человек?
– Я равнодушен к нему. Не хочу его касаться – у него своя жизнь, у меня своя.

– Не думаете, что с ненавистью к нему и этим "Иуда, иуда" уже перебор, не заслужил парень такого?
– Чтобы знать, заслужил или нет, нужно быть в курсе всех нюансов. Какие-то из них мне известны. У нас вообще в России так – сегодня ты король, завтра Иуда и г***о. Золотой середины нет. Я и сам сталкивался с этим: был крысой, а сегодня говорят – Бог футбола. Я живу с тем, что завтра мне опять будут кричать "фантик", "дерево" или "коряга". От этого никто не застрахован.

Но когда ты дал какой-то повод, то, возможно, в чем-то ты виноват, где-то неправ. История должна тебя научить, должен осознать это, в себе покопаться. Самое страшное – когда человек не понимает, не видит за собой косяков. Когда думает – все козлы, а я – Д’Артаньян. Это плохая история. Какой бы ни была ситуация, нужно начать с себя – ведь сам себя не обманешь. Кому-то это удается, и я с одной стороны такими людьми восхищен, а с другой – мне их жаль. Думаю, это трудно. Вот лежишь ты ночью и думаешь, что можешь обмануть весь мир, но себя – нет. И тебе должно быть противно от своих действий, решений и слов. Я не осуждаю ни Глушакова, ни кого-то еще, искренне верю вот во что – а кто мы вообще такие, чтобы кричать "Иуда"? Чтобы не прощать? Вчера вы самогон с ним пили, а сегодня поливаете. Какая-то странная позиция. А что завтра? Он снова будет у вас королем, если забьет гол? Когда у них драки между собой, это вообще странно. Так что каждому стоило бы начать с себя.

Ведь, оскорбляя какого-то игрока, не оскорбляете ли вы и клуб, и себя, если вы – единое целое? То есть, когда мы – чемпионы, то мы все красавцы, а когда что-то пошло не так – ага, этот Иуда, тот кривой, того нафиг. Очень удобно.

– Троллинг-статус Заболотного – "легенда русского футбола", как он относится к этому?
– Изначально он сам это воспринимает, надо отдать должное. Хохочет, когда начинают скандировать его фамилию. Мне кажется, от этого немного кайфует – это какая-то своя история.

– Как он у вас записан в телефоне?
– Заба. А у Кержа, кажется – Заба Гений, мы его часто так называем.

– Самое необычное имя одноклубника в вашем списке контактов?
– Только если Лунев – Лунтик, как в мультике.

– Именно вы помогли Ракицкому влиться в коллектив?
– Не думаю. Он такой прикольный парень сам по себе – простой, свой пацан. Прямолинейный – как в том его интервью: "Шо я вам, блоггер какой-то?" Пошутить любит, сразу к нам подключился, в карточную компанию – мы в полете часто в бридж играем. Открытый, добрый, веселый.

– В чем секрет его штрафных? Говорят, он использует недоработки вратарей, которые ставят маленьких на край стенки, и он бьет как раз над ними.
– Нет, у него просто левая классная. У правшей правая хорошая, но и левой они неплохо действуют, а у левшей левая в порядке, а правая чаще всего для ходьбы, можно тапочек надевать. А у Рака и правая хорошая, еще и удар какой. Он очень качественный футболист, иногда на тренировках такое выдает своей левой.

– Есть тема табу у него – Украина?
– Нет. Мы обсуждаем что-то, я даже не выдержал однажды – как раз предвыборные дебаты были между Порошенко и Зеленским. Мы ехали в автобусе, я сразу за ним, Ярослав сидит и смотрит, как они там шокают, балакают – и в какой-то момент говорю ему: "Яра, пожалуйста, выключи, я больше не могу". Он любит свою страну, настоящий украинец, но не оголтелый, все прекрасно понимает – где черное, где белое. Олицетворение адекватного – а-ля Усик.

– Нравится Усик?
– Своим стержнем, поведением, манерами, как разговаривает, имеет свое мнение. Я не беру то, что он сверхталантливый боксер, очень крутой. Люблю и уважаю тех, кто не переобувается на ходу, а говорит, как есть.

– Как Семак объяснял перемены в вашей игре, когда пришел Азмун? Были мысли о том, почему вам перестраиваться, а не ему?
– Потому что я могу перестроиться, а Сердарыч не сможет – у него свои козыри, которые нужно использовать. Зачем ему мучиться там, если своими открываниями за спину он приносит пользу и лучше в этом, чем я. Это правда. При всем здоровом эгоизме, после чемпионата мира я изменился, турнир помог мне. Необходимо было пройти весь этот путь: от недовольства, что меня заменяют, до осознания того, что помогать команде можно по-разному, главное – помогать.

Тренерский штаб сказал – вот здесь тебе будет даже лучше, раскроются все твои качества. Пришлось тяжело – все говорили про Азмуна и про то, что Дзюба сдулся. И жена мне сказала – если ты со смирением, закатав рукава, выдержишь это, то раскроешься для всех с другой стороны. Плюс у меня в голове сидело – все это ради чемпионства, к тому же я становлюсь свободным художником, не привязанным к месту. Приятно, что Шалимов в разборах много говорил обо мне. Не сразу, но люди начали замечать.

– Семак оставляет впечатление человека, который не злится на вас и не повышает голос. Это так?
– Нет, бывает всякое – когда ему что-то не нравится. Если первый тайм проигрываем или действуем не так, может и сорваться.

– Главное для вас качество Семака-тренера?
– Большая его заслуга в том, что он смог объединить в команду тех, кто вернулся, донести до них свои идеи, и то, что все слушали друг друга – он много спрашивал, выяснял чужое мнение, разговаривал со многими индивидуально. Создал атмосферу – без конфликтов, грязи и всего остального.

– По Манчини у вас отболело?
– Да, конечно. Кто-то мне сказал, не знаю, правда или нет, что он дал интервью – вот, мол, я эту команду подготовил, а Сергей Богданович, молодец, выиграл. Вот это вызвало шок! Но в остальном – для меня Манчини не тренер, он – бизнесмен.

– Он вообще-то сборную Италии тренирует.
– Как-то услышал однажды – почему итальянцы хорошо с русскими уживаются? Что те, что эти – мафиози. Так и есть. Ну и что, что Италия? Посмотрим, что из этого выйдет – у него уже и там нападающих не хватает. Мы все его с улыбкой вспоминаем. Чего у него не отнять – есть внутри какой-то стержень, что хочет, может тебе в лицо сказать. Любит себя, считает каким-то неземным.

– То есть, как тренер, он – дно?
– Да вообще не тренер. Когда ты после четырех месяцев работы не знаешь, кто у тебя правша, а кто – левша, о чем тут говорить? Говорю же, он не тренер, а бизнесмен.

Столько баек с ним связано. Готовились как-то к "Спартаку", он говорит – у них там хороший 25-й номер, турок такой. Кто-то ему говорил – Таски? Тот в ответ – какой Таски, нет! Я уже сижу, закипаю, говорю – это Мельгарехо, он – парагваец. Манчини мне – браво!

Первая установка перед "Спартаком" у него была: "У них девять правшей, два левши – погнали". Никого не знал из соперников. Говорит – там есть классная десятка, как его? Ему шепчут – Промес. О, точно! Второй хороший, прыгает здорово, как его? Ему снова – Зе Луиш. О, да! Так, еще штрафные опасно бьет, десятый номер, как там? Промес! Точно, Промес. Ну и все в таком духе.

– Пожалели, что вас не было в том чемпионском самолете?
– Нет, честно. Знаю, что ребятам в самолете было странно, не до конца понималось. Для меня было важно ЦСКА обыграть, ощутить этот праздник. Хотелось, чтобы это произошло именно в домашней игре, даже немного расстроился, что Тула так разорвала "Локомотив" – думал, пусть тоже вничью сыграют, чтобы в матче с ЦСКА все решилось, чтобы прямо вау. А с другой стороны – вдруг что-то пошло бы не так? В тот момент я ликовал сам с собой, сидя в "Сапсане". Потом мне все позвонили, я приехал, окунулся в семью – родители, друзья, все обнимались, веселились. Вот когда ЦСКА обыграли, я в какой-то момент выдохнул – да, мы чемпионы.

– Люди в "Сапсане" поздравляли?
– Я капюшон надеваю и сижу спокойно – так часто перемещаюсь. Иначе надолго зависну с фотографиями и автографами, а иногда хочется и с самим собой побыть. И если на перроне зазеваться, можно там застрять.

– Самый крутой человек, который попросил у вас селфи?
– Приятно было, когда подходили ребята из Comedy Club. Да мне вообще классно, когда любые люди останавливают.

– Вы перед Тулой проставились за то, что "Арсенал" остановил "Локо"?
– Ну как я проставлюсь? Меня пригласили к Гураму Аджоеву и главе области, познакомили со всеми – с Сергеем Шойгу, с легендарными хоккеистами, – было приятно. Даже в футбол немного поиграл с Сергеем Лавровым, голевой пас на него отдал.

– Смотрите чемпионат мира по хоккею? – интервью состоялось еще до поражения нашей команды в полуфинале с финнами (0:1).
– Да. Очень хороший хоккей! Но давайте по порядку – я болею за наших, хочу, чтобы они выиграли и всех разорвали. Но хоть у кого-то есть похожий на наш состав?

– У американцев есть Кейн.
– Один, да. У нас на Кейна Кучеров – и поехали: Овечкин, Малкин, Кузнецов, Орлов, Ковальчук, Дадонов и все остальные. В каждом звене игроки НХЛ. У кого еще так есть? Только мы так на чемпионат мира приезжаем. Вот если мы разобьем всех на Олимпиаде и Кубке мира, куда приезжают лучшие из лучших, я первый скажу, что мы – номер один.

Будет круто, если мы сейчас победим, но показатель – это Кубок мира. Я хочу, чтобы мы обыграли сильнейшую Канаду и Швецию.

– Вам не кажется, что это их проблемы, а не наши, что они не приехали?
– Да, но они просто воспринимают это по-другому. Чемпионат мира проходит каждый год. Сколько из олимпийской сборной США игроков сейчас? Четыре-пять? А у нас почти все – нет только Бобровского, Панарина, Тарасенко. Такая банда собралась. В четвертом звене играют Ковальчук и Капризов – кто еще так себе может позволить? Впрочем, я за то, чтобы просто наслаждаться хоккеем, который показывают парни, поддерживать и верить в них. Приятно, что все наши лучшие ребята приехали – это уникальная возможность увидеть такую звездную сборную.

– У вас была в карьере игра лучше, чем в Краснодаре?
– Наверное, нет. Я этого матча очень ждал, у меня было ощущение, что должно что-то произойти – я так об этом просил. Обожаю краснодарский стадион, его атмосферу, понимал, что это будет самая важная встреча, потому что "Краснодар" – наш главный конкурент, самый неприятный из всех.

– Всю игру вы бодались с Мартыновичем. Приятно было обхитрить его в ключевом моменте?
– Не обхитрить, а продавить. На самом деле, у нас очень хорошие отношения с ним, можем списываться иногда. Он добрый парень, даже в той ситуации было большое недопонимание. Мне многие писали потом из Краснодара – вот, мы вас любили, а вы нам средний палец показали. Не было такого, это ложь. Когда я проявлял эмоции, это было в адрес тех болельщиков, которые пытались меня оскорбить. Я злился на это и кричал – тащите, где вы там, давайте! Никакого неуважения не было с моей стороны.

И была неадекватная реакция, когда они думали, что Оздоев симулирует. Я сам до конца не видел эпизод, а когда посмотрел повтор – ну это железная красная карточка. Он ему чудом не сломал ногу. Слышал потом, как Ерохин сказал в эфире, что за Перейрой такое водится – и это правда. Перейра – качественный футболист, хороший парень, но я сам не раз сталкивался с тем, что, когда идешь с ним в стык, он поднимает ногу. Часто делает грубые вещи, его как заклинивает. И он специально так поступил с Оздоевым, я его знаю, и реально сломал бы его.

И заваруха началась, потому что якобы Оздоев симулировал. Там уже и Ари ее немного спровоцировал. Я удивился, почему все смолчали на этот счет – уже не первый раз с ним такое. Подбежал, пихнул Анюка, заварил кашу зачем-то, а потом увильнул куда-то. По мне это дешевая и некрасивая провокация. Если толкнул, ты стой уже, чего ты даешь такого кругаля?

– Как восприняли вызов Ари в сборную?
– Спокойно. Если Гильерме пришел с Мариу Фернандесом, почему Ари нельзя? Раз есть прецедент. Изначально я был против этого всего, когда мои у меня спрашивали – я был против натурализации, никогда этого не скрывал. Для меня это ненормально. Но! Когда уже это произошло, то я воспринимаю и Гилю, и Мариу как своих соотечественников, у меня с ними замечательные отношения. Они классные парни, доказывают все своей игрой, помогают нам. Но я не хочу, чтобы это было как поток. Есть клубы, меняйте клубы, как хотите. Но сборная-то?

– У вас сейчас есть ощущение, что слишком много натурализованных игроков?
– Смотря что считать "много". Сейчас объявили состав сборной – там Гильерме и Мариу. Нойштедтера я не считаю иностранцем – так можно и Черышева испанцем считать, по менталитету он точно такой, больше времени там прожил.

– Сафонов – это новый Акинфеев?
– Этот парень – молодец, я им приятно впечатлен. По ходу игры много раз комплименты ему говорил – мол, красавец, как ты это сделал? Давай-давай, сейчас продолжим. Подтрунивал над ним, он улыбался. Это был интересный вызов – он сразу сделал пару сейвов, было престижно ему забивать в дальнейшем. Этот гол последний фантастический – смять Мартыновича и пробить Сафонова было вишенкой на торте. Я так этого хотел и почувствовал, что мяч от Нобоа прилетит именно в эту точку. По своим функциям я вообще должен был блокировать людей под других вбегающих, но мы договорились с Ивановичем и Азмуном, что втроем просто разбегаемся и сами прем. И я бегу и знаю, что прилетит прямо ко мне, и никто меня не остановит.

– Что запомнилось во время церемонии награждения?
– То, что мы чемпионы, что обыграли ЦСКА так уверенно. Наслаждался именно этой игрой, была травма неприятная, и еще за день было непонятно, выйду или нет. Но все обошлось – и я как будто летал, от всего получал удовольствие, кайфовал от футбола. Такое не всегда бывает – это был тот вечер, когда мне хотелось, чтобы игра длилась сутки или двое. Всю игру боялся, правда, что нога заболит, но все в порядке.

– Вы вывели детей на награждение. Как они реагировали?
– Мне хотелось, чтобы сыновья этим моментом насладились. Им нравится после матчей выходить на поле, мы играем немного, а тут такой праздник. Я раньше больше внимания старшему уделял, потому что он ревновал к младшему, а теперь стараюсь наверстать упущенное с мелким. Медаль ему надел, чтобы он гордился папой. Мне отец сказал однажды – самое лучшее уважение, это уважение наших детей. Я очень этого хочу.

– Кому планируете показать кубок?
– Я бы взял его к родителям, к сестре, знаю, что для них это большая гордость. К родственникам в Чувашии, которые всю жизнь меня поддерживали, я у них все лето проводил, мяч там гонял.

– Тема Быстрова для вас табу?
– Нет.

– Просто увидел его в раздевалке, напротив шкафчика с вашей фамилией.
– Когда видимся, мы здороваемся. Все спокойно, я отпустил ту ситуацию.

– Та история – вранье?
– Ну конечно! Я прекрасно понимаю, кому это было нужно.

– Кому?
– Карпину, кому же еще. Не хочу этого касаться, пусть это на совести каждого участника будет.

– Вы с Карпиным общаетесь сейчас?
– Нет, не здороваюсь даже, вообще никак.

– Как вы собирались быть секундантом бойца Волкова накануне игры "Зенита"?
– Не то, чтобы секундантом. Так, поддержать – я с ним в хороших отношениях, но с его командой больше дружу, постоянно общаюсь, встречаюсь.

– Может, продолжить карьеру в ММА? Как оцените свои шансы?
– Думаю, потренировавшись, я бы смог там. В дальнейшем хочу с ними плотно позаниматься, поставить хороший удар, чтобы были навыки.

– Если бы все было серьезно, на какой секунде Волков бы вам втащил?
– Если без подготовки, он меня убил бы в первом раунде. То же самое, что я уничтожил бы его в футбол 50:0. Есть профессионалы в своем деле, у него своя специализация. Как бы я ни хорохорился, что неплохо в теннис играю на любительском уровне, но любой профик меня вынесет, не напрягаясь. Это нормально.

Понятно, что в футболе, наверное, этот пробел не возместить, но если позаниматься годик-другой боями, то я бы там что-нибудь точно смог.

– Как относитесь к таким перфомансам, как бой Дацик – Тарасов?
– Видел, было забавно. С одной стороны, когда это все заводится, это интересно. Но когда Дацик его в одну калитку ушатывает, а кто-то кричит про Тарасова: "Дайте ему отдышаться!", это что? Ну дайте ему сходить передохнуть, сутки прийти в себя. Коктейль пусть выпьет. Цирк. Тарасов проиграл по всем статьям, а рассказывают, что он чуть ли не выиграл, молодец, выстоял. Так ты бой бросил сам, что ты там выстоял? Тебя по всему рингу топтали. Так и я могу – пойти в бокс или ММА и как Конор Макгрегор годами унижать соперников, а за день до боя сниматься по какой-нибудь причине – то почки болят, то сгонка веса не получилась.

– Вы говорили с Кокориным по телефону в последнее время?
– Нет.

– Только через письма?
– Да, писал ему с другом пару раз. Писали нормально, но добавляли какие-то словечки жаргонные – "вечер в хату", еще что-нибудь. С приколом – и он ответил в таком же ключе, посмеялись. Понятно, что ситуация неприятная, но у этого письма была задача и поддержать, спросить, как дела, и дать понять, что жизнь на этом не заканчивается, держись.

– Он изменился?
– Пока не могу понять. Искренне надеюсь, что это так. Эта история уже многих научила. Даже по себе могу сказать – если возникает какая-то ситуация на дороге, где бывает много неадекватных агрессивных людей, ты лишний раз уйдешь, потому что понимаешь – да ну его, даже если ты прав. Я для себя решил так – вступлю в какой-нибудь физический конфликт, если будет угроза жизни или кто-то обидит моих детей. В остальном отпускаю ситуацию. Все люблю в Петербурге, но водители... Как они ездят, полузаспанные, это легендарно.

– История Гулиева?
– Для меня это удивительно. Зная все, что происходит, ехать на красный свет, на пешеходке задеть человека и потом ему еще и добавить – это фантастика. Надо отдать должное – он или его окружение сообразили моментально, мозгов хватило.

– Нет ощущения, что у окружения Кокорина и Мамаева их не хватило?
– Миллиард процентов. В любой компании должен быть стоп-человек, который может все остановить, это раз. Во-вторых, все действовали безобразно – начиная от окружения, заканчивая адвокатами. Все что они творили – это самострел.

– Главное впечатление от процесса Кокорина и Мамаева?
– Не знаю. Я бы искренне извинился, по-человечески, перед всеми. Может, они не считают себя виноватыми. Судя по всему, так оно и есть, какая-то недосказанность присутствует.

– Думаете, Кокорин вернется в футбол?
– Да. Он очень талантливый парень, плюс здоровье и возраст позволяют ему – 28 лет, у него еще есть время. Как только выйдет, три-четыре месяца – и, думаю, будет уже в нормальных кондициях. Все зависит, конечно, от его характера – потому что на стадионах будет нелегко.

– Поговорим о вашем будущем. Уже дали агентам авторизацию на ведение переговоров?
– У меня есть контракт на год, до 1 января, с португальцами – компанией агента Жорже Мендеша. Они приезжали к нам на сборы в Испанию, без Мендеша, но был ближайший помощник. Все обсудили, подписали соглашение, главная цель – смотрим на Англию.

– Был какой-то вариант зимой?
– Конкретики не было, но так глупо переходить в середине сезона – нет смысла, к тому же я чемпионом хотел стать, был полностью сконцентрирован. А этим летом посмотрим.

Понятно, что у меня еще год контракта, и тут многое зависит от руководства "Зенита" – одно дело, если они хотят меня сохранить, было бы правильно, чтобы мне хотя бы предложили продление, потому что не хочется сидеть и думать, будем продлевать или нет. Надеюсь, будет конкретика с Европой – рассчитываю только на Англию. Китай сам возникает постоянно, провоцирует меня...

– Было царское предложение оттуда прошлым летом.
– Нереальное, да. Девять миллионов в год. Меня трясло! Но стали чемпионами и сразу же успокоился. На самом деле, это, конечно, приличный соблазн, я думал около недели.

– А если позовут в Китай сейчас?
– Не знаю, Англия меня больше прельщает. Но и Лига чемпионов тоже! Многие говорят мне, такой коллектив сейчас подобрался здесь, такая команда выстроилась, и рисковать этим... Повторюсь, многое зависит от руководства, что оно вообще скажет. И потом – какое предложение поступит из Англии. Одно дело, когда звал "Кардифф" – я сразу знал, что вернусь обратно с Паркинсоном. Сам понимаю, что расчет на команды уровня "Вест Хэма" и "Эвертона". Потому что есть первые пять-шесть команд в таблице – это сразу нет, даже если фантазировать. Что мне там делать – на гитаре играть? Хотя, как Льоренте я могу выходить на замену, цепляться за мячи, сбрасывать – удавалось мне и Смоллинга и Кэйхилла продавливать, так что, думаю, в некоторых матчах я бы там картинку не испортил. Был бы Феллаини местного масштаба!

– К тому же Сульшера вы знаете.
– Да, был бы его палочкой-выручалочкой!

– Поразил момент, когда Сульшер перед матчем "Мольде" – "Зенит" попросил у вас футболку для своего сына. Вы дали?
– Конечно! Я очень его уважаю, мы тепло пообщались, насколько мне хватило английского. После игры он зашел в раздевалку, поздравил с выходом, сказал, что заслужили. И вообще очень лестно обо мне отзывался. Мне он еще игроком в "Манчестере" нравился, так уметь выходить на замену – это искусство.

Приятно, когда такие люди тебя отмечают и по-хорошему побаиваются в футбольном плане. Я не вышел у них на стадионе, потому что поле было нереально опасным, я даже побоялся, попросил Сергея Богдановича – пожалуйста, только в экстренном случае. Когда запахло жареным, конечно, пошел разминаться, но напрягся.

– Что для вас сейчас первично?
– 50 на 50. Скажу без лукавства, Англия – это мечта. И опасность определенная – ни у кого, кто туда уехал, не получилось. Опять же – вызов, а вдруг у меня получится?

– У Аршавина не получилось?
– До конца нет. Да, четыре гола на "Энфилде" никто никогда не забудет, но это один год, а смотрят ведь не по одному сезону. Мне кажется, надо провести два-три добротных. Само собой, Аршавин и Павлюченко не провалились, я этого не говорю. Но Смертин и Жирков не были ключевыми фигурами, там такой уровень был в то время.

– Английский учите?
– Нет, каюсь, лентяй. Считаю, что как только окунусь в среду, сразу выучу, потому что буду со всеми трещать. Буду прямо насыпать им, а они будут поправлять. Так мне тяжело – пару раз попытался, но меня это душит, нужно общение. Там будет проще.

– Если это будет не топ-4 или топ-5, а вы будете зарабатывать меньше, чем в "Зените", учитывая налоги?
– Возможно, но все относительно. Там клубы столько получают за телевизионные права, что могут себе позволить – даже судя по прошлогодним разговорам. Чуть-чуть совсем уступаешь. Ради Англии я на это готов.

– Даже ради условных "Эвертона" и "Вест Хэма"?
– Ничего себе "даже"! Да. Во-первых, "Вест Хэм" – это хорошая команда, опять же Лондон, почему нет? "Эвертон" – тоже интересно, мерсисайдское дерби с "Ливерпулем". Скажу Клоппу – а вот и я! С другой стороны, я очень в Петербурге прижился.

– Что такое Ливерпуль по сравнению с Петербургом?
– Не в городах величие – в людях. Там, где я окажусь, уже будет вечеринка. Позову всех близких друзей, семью. Но вообще много сомнений, надо будет хорошо подумать. Пока я так хорохорюсь, но решение должно быть взвешенным.

– У Черчесова спрашивали совета?
– Нет, но, думаю, он, как любой, скажет – попробуй свои силы в Европе. Опять же страшно – а если не заиграю, не получится? К русским там непонятно относятся, а тут Евро на носу, если мы туда пройдем.

– То есть, меньжуетесь?
– Нет, но меня терзают смутные сомнения.

– Какие факторы риска?
– Сам английский футбол меня не пугает. Просто все новое и неизведанное немного настораживает, так всегда. А потом окунаешься – и вроде хорошо. Посмотрим.

Повторюсь – прежде всего, у меня еще год контракта с "Зенитом", я не могу просто сказать: "Здрасьте и до свидания".

– Вы говорили президенту клуба Медведеву об Англии?
– Мы немного беседовали об этом. Я в самом соку, у меня впереди три, четыре, а то и пять лет – при своем отношении до 35-и я буду в хорошей форме и ментально очень силен. Мне это нравится. Все, кто говорил, что вот сейчас я булочки расслаблю, могут помолчать. Дальше вызовы – или Англия, или Лига чемпионов. Или еще раз стать чемпионами – второй сезон ведь будет сложнее. Сейчас я принадлежу "Зениту", как только будут какие-то предложения от клуба – мне сказали, что они будут, – посмотрим.

– Но "Зенит" ведь готов был продать вас прошлым летом в Китай.
– Нет, это не так. Когда поступило предложение, Александр Дюков сказал: "Мы не очень хотим тебя отпускать". Дальше уже я сам засомневался. Не было такого, что меня хотели продать.

– У вас есть какой-то дедлайн для принятия решения?
– Пока не думал. Наверное, июль – хотя англичане ведь любят затянуть все это до последнего момента, закрытия окна. Меня к этому приучили.

Главным образом, все зависит от "Зенита" – я никак не выламываю им руки, очень уважительно отношусь и к Алексею Миллеру, и к Александру Медведеву. Они грамотные профессионалы. Если честно – все мои мысли сейчас о сборной. Я туда с теплотой еду, там хорошая атмосфера, плюс большие обязанности у меня, как у капитана.

– Там все так поменялось, много новых людей. Вы со всеми знакомы? Комличенко узнаете?
– Да, всех знаю в лицо, много смотрю футбол, могу даже определить игрока по походке. Задача сейчас – пропитать всех тем духом, той аурой, которая осталась в сборной после чемпионата мира. Мне все равно, кто приезжает – Комличенко или Песьяков, – раз ты пришел в сборную России, должен за свою страну отдаваться полностью, положить все на алтарь победы. Таким будет посыл тренерского штаба и капитана. Хочешь отдыхать – дверь открыта.


-----
Источник: https://www.sport-express.ru/

Читайте также:
30.05.2019 | Информация по травмированным футболистам
24.05.2019 | Игорь Акинфеев: После игры с Испанией похудел на три килограмма
24.05.2019 | Резиуан Мирзов: Когда вызывают в сборную, эмоции самые приятные
23.05.2019 | Окончательная заявка на матчи с Сан-Марино и Кипром
20.05.2019 | Матч сборной России с «Чертаново» пройдёт без зрителей
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ КАЛЕНДАРЬ ФОТОГРАФИИ МАГАЗИН ССЫЛКИ
Рейтинг@Mail.ru По всем вопросам можете обращаться по адресу web@rusfans.com
При использовании материалов сайта, прямая ссылка на rusfans.com обязательна!
Сборная России по футболу © 2014